Профстандарт врача

Атул Гаванде описывает западную медицинскую практику как «подчиненную единому императиву — поиску машиноподобного совершенства в оказании медицинской помощи». Его миссия — стремиться к успеху любой ценой, несмотря на то, что медицина по своей природе несовершенна. Пациенты умирают. Лечение перестает работать. Медицинский персонал допускает ошибки. И все же каждая

 Амбициозные стандарты медицинской практики

Профстандарт врача включает изучение стандартизации медицинской практики, хотя их порой невозможно удовлетворить. Часто, вливаются в ожидания относительного поведения врачей за пределами клинической сферы.

Законы о государственном медицинском лицензировании разрешают профессиональную дисциплину на основании «непрофессионального» или «неэтичного» поведения. В результате широкого толкования этими законами медицинских комиссий, врачи столкнулись с дисциплинарными взысканиями за поведение, такое как:

  • нападение на кого-то на улице;
  • вымогательство секса;
  • хранение наркотических веществ для личного пользования;
  • не раскрытие информации, относящейся к алименты на детей.

Более того, даже если оставить в стороне юридические обязательства, общество часто судит медицинских работников на основе личных качеств, не связанных с клинической компетенцией. Например, умный пациент, возможно, не желает полагаться на рекомендации, предоставляемые кардиологом, медсестрой, которая оскорбляет своих коллег, или семейным врачом, который пьет во врем рабочего дня.

Почему же тогда медицинское сообщество и общество в целом устанавливают такие высокие стандарты для своих врачей и медсестер?  

В отличие от политиков и государственных чиновников, которые часто придерживаются столь же амбициозных стандартов личного поведения, большинство медицинских работников не всегда находятся на виду и не выступают в качестве образцов гражданской ответственности. Курс Профстандарт врача поведает об одном из объяснений различий в отношении к врачам, которое может быть то, что их практика касается интимных вопросов жизни, смерти и телесной неприкосновенности.

Однако это оправдание является неудовлетворительным, поскольку те же соображения применимы к адвокату, защищающему своего клиента от смертной казни, инженеру, чьи расчеты обеспечивают безопасность населения в целом, и к татуировщику, который вносит постоянные изменения в тело человека.

 

Остались вопросы?

Мы перезвоним и расскажем все подробно